совместный проект
на главную
Как создаются кинотрюки с машинами на льду
Погони, аварии и трюки особенно круто выглядят зимой — и мы расскажем, как они снимаются
Воссоздаем элементы экстремального вождения
5 самых запоминающихся погонь в кино
Сцены, которые точно запомнились всем,
кто их видел
Страх и трюк —
это два брата
Каскадеры откровенно рассказали
главное о своей работе
Страх и трюк —
это два брата
Каскадеры откровенно рассказали главное о своей работе. Этим людям обычно достается не так много внимания, хотя именно они делают фильмы по-настоящему зрелищными и «драйвовыми». Мы поговорили с тремя российскими каскадерами об их профессии.
В каскадеры приходят из гонок, спорта и даже криминала

Вадим Павленко и Сергей Лукьянов работают в основном в российских проектах. Вадим Павленко и Сергей Лукьянов работают в основном в российских проектах, оба- каскадеры-универсалы. А Мартин Иванов — один из самых знаменитых автокаскадеров мира, снимавшийся во множестве западных фильмов ААА-уровня. Он трижды получал премию «Таурус» — аналог «Оскара» в мире кинотрюков.

Зачастую каскадерами становятся бывшие спортсмены. Наши герои не исключение. Но у каждого из них своя история. Например, Сергей Лукьянов занимался гимнастикой и единоборствами. А Мартин Иванов профессионально гонялся в ралли, прежде чем пошел путем своего отца Виктора Иванова — известного каскадера и постановщика трюков.

Мартин Иванов

«В нашей стране трудно быть гонщиком — сложно найти спонсоров, — говорит Мартин. — Гонщики выступают за свои деньги или деньги родителей. А пробиться на мировой уровень, где можно зарабатывать, у меня не вышло. После кризиса 1998-го у моих спонсоров закончились деньги, у меня начались сложности, и я перешел в трюки, поскольку это лучше оплачивалось. Если бы у меня был выбор, то я бы выбрал ралли. Но для этого у меня не было денег.

Первый фильм, на котором я работал, — «Белое золото». А в 2003-м в Москве снимали «Превосходство Борна». Там работал мой отец. Я пошел на кастинг, где отбирали каскадеров для «фоновых» машин и прошел тесты, а поскольку я внешне похож на [исполнителя главной роли] Мэтта Дэймона, было решено, что я буду его дублером. И я так всем понравился, что потом меня приглашали сниматься в «Ультиматуме Борна», «Кванте милосердия», «Миссия невыполнима-4». С каждым фильмом появлялись новые знакомые, и вот с тех пор я продолжаю работать».

А по истории украинского и российского актера и каскадера Вадима Павленко можно снимать кино. В детстве он учился кикбоксингу и запрещенному в СССР карате, а потом у него была очень бурная молодость.
Вадим Павленко

В 17 лет я устроился в Гродно в чешский цирк-шапито разнорабочим, — рассказал Вадим. — Но вскоре вдруг уехал факир. У всех паника — минус один номер, и мне предложили попробовать себя в роли артиста. Уже через неделю я выходил на сцену перед 1500 человек. Было очень страшно! Но я справился.

Через год я вернулся домой, отслужил в армии, потом снова пошел в цирк. А в 21 год стал «хулиганом» — тогда все молодые люди стремились в криминал. Спустя несколько лет понял, что это нужно закончить и как-то загладить. Как раз начиналась история со вторжением США в Ирак, и я понял — вот оно, искупление. В военкомате мне сначала сказали: «Мальчик, ты вообще с мозгами дружишь?» Но через полгода меня пригласили. И я поехал искупать вину.

До 30 лет я никак не мог найти себя. Но как-то начал общаться с девушкой из Петербурга — мы играли вместе в онлайн-игру, и у нас возникла виртуальная любовь. С этого все началось — я бросил все и переехал из Украины к ней в Питер. Жить на женской шее не по-мужски, и я начал искать хоть какую-то работу. Хочешь узнать город — познай его из грязи: я устроился охранником в стриптиз-клуб, и там познакомился с танцовщицей, которая снималась в кино. Она подсказала, к кому обратиться, как писать резюме. Я попробовал, и меня взяли».

Самое важное — научиться делать все зрелищно
Мартин Иванов

«Мне ничему не пришлось особо учиться, разве что стилю вождения. Для съемок не особо нужна скорость, как в гонках, — тут нужно, чтобы все выглядело эффектно. Не ездить на полной скорости — чаще всего все снимается с операторской машины, которая за тобой может не успевать. Ну и еще запускать спецэффекты, вовремя нажимать кнопки, выставлять машину боком — в общем, ничего сложного.

Я стараюсь выполнять трюки на максимальной скорости. Все это уже знают и шутливо просят успокоиться, ведь в съемках погонь участвуют другие люди, и они иногда за мной не успевают!»

Сергей Лукьянов

«Я был подготовленным спортсменом, мне надо было только поставить сценический бой, научить отыгрывать падения, и на этом в принципе все. Поначалу я был готов только для боя. Но потом ко мне пригляделись, увидели, что я много чего могу делать в кадре. И начали предлагать и другие вещи — высотные падения, взрывы, автомобильные трюки».

Кинотрюки на льду и снегу бывают опасны

Одной из самых запоминающихся сцен в нашумевшем фильме «007: Спектр» стала погоня в Альпах — Джеймс Бонд преследовал на самолете злодеев, несущихся на внедорожниках. И Мартин Иванов принимал участие в ее съемках.

Мартин Иванов

«Мы за три недели до Рождества приехали в Австрию, чтобы протестировать все машины и разные варианты шин — обычные зимние, зимние с раллийными шипами, и еще был вариант с летней резиной с большими шипами. Мы проводили тесты, катаясь на машинах по горным склонам. Там была такая проблема — было много снега, и машины под него проваливались. Трассу поливали водой, чтобы образовывалась корка. Она выглядела как снег, но на самом деле это был лед, по которому можно было нормально ездить.

Еще была сложная и опасная сцена, когда мы ехали рядом с летящим самолетом по серпантину. Там с одной стороны скала, а с другой — обрыв. И никаких ограждений. Когда летчик «настраивался», то летел со скоростью 160 км/ч минимум, а мне пришлось два дубля подряд ехать рядом с ним на той же скорости, и это было очень опасно. Дорога там асфальтовая, но на обочинах снег и лед, так что если чуть поскользнуться…»

Шипы — главное в кинотрюках на льду
Мартин Иванов

«В «Спектре» мы использовали обычную зимнюю резину, которая была оснащена 4,5-миллиметровыми шипами. Они обеспечивают отличное сцепление на льду, но на асфальте на них ехать невозможно — едешь, как на иголках, шипы ломаются, и на них невозможно даже повернуть и остановиться. «Липучки» мы даже не рассматриваем — это очень опасная резина, к этому я очень строго отношусь. Зимой на асфальте мы используем обычные шипованные колеса, а на льду — шины с раллийным шипом».

Новые машины плохо подходят для трюков

«Самые удобные машины для трюков — не совсем новые седаны. Проблема всех новых машин в том, что там «нечем» управлять, — на них есть руль, газ и тормоз. А также коробки-автомат, системы стабилизации, АБС, и даже ручника нет!»

Травмы и риск — неотъемлемая часть работы
Вадим Павленко

«На съемках сериала «Невский» я дублировал главного героя — меня должна была сбить машина на скорости до 35 км/ч. Я исполнил его, но режиссер сказал: «Все круто, но давайте сделаем второй дубль». Он хотел, чтобы я скатился не набок, а через багажник.

Меня положили на крышу, и на той же скорости я скатился. Но гравитацию и физику никто не отменял — я жестко ударился плечом о бетонный пол. Тут не помогла бы никакая защита — я получил задний вывих плеча и перелом головки сустава. Вот такая была история. Но оно того стоило! Это наша работа, и мы на травмы не жалуемся».

Сергей Лукьянов

«Однажды я чуть не утонул на съемках. Я дублировал Петра Красилова в фильме «Рубеж атаки» (другое название — «Второе дыхание». — Прим. ред.). Съемки проходили на Чудском озере. По сюжету пришвартованный к бутафорскому пню катер трогался и вырывал его, я разбегался и хватался за этот пень, а катер должен был волочить меня по волнам вместе с ним. Он был обвязан веревкой с петелькой, куда я продел и провернул руку, чтобы не сорваться.

Но катер поплыл не просто быстро, а «полетел» — и меня с этим пнем затащило под воду. Я не мог даже вынырнуть — пытался высунуть голову, но меня сразу накрывало волной, и я не мог дышать! У меня уже кончался воздух, но вдруг катер сбавил ход. Я понял, что плыть не могу, сил нет, дыхания нет. Но мне повезло — я попал на мель посреди озера и встал там по пояс в воде!»

Страх для каждого свой
Вадим Павленко

«Страх и трюк — два брата. Каскадер боится всего, ведь мы знаем, чем все может закончиться. Страх в нужный момент помогает принять правильное решение. Но при этом нельзя паниковать. И даже если мы боимся чего-то (высоты, холодной воды, сбивания машиной), понимаем, что, кроме нас, этого никто не сделает, и мы не должны подвести».

Сергей Лукьянов

«Перед трюками всегда страшно. Хотя это даже не страх, а скорее адреналин. На 80% переживаешь не из-за опасности самого трюка, а за то, чтобы не запороть его, ведь в нем задействовано много людей, и выглядеть дураком не хочется».

Мартин Иванов

«Страха у меня не бывает. Разве что было не очень комфортно, когда я проезжал на машине «Формулы 1» под летящей фурой. Но в обычных трюках страха нет — там всегда все подготовлено и просчитано.

Признание — главная ценность для каскадера
Вадим Павленко

«Для каскадера ценен любой трюк. Особенно когда он вызывает овации. В фильме «Дуэлянт» мне нужно было жестко отыграть смерть. И я отыграл ее так, что аплодировала вся площадка, и даже жесткий режиссер «расцвел». На премьере исполнитель главной роли Петр Федоров сказал мне: «Вадик, слушай, твое падение — это пипец». Когда трюк вызывает овации, для нас это радость, значит, ты сделал «вау».

Работа каскадером — это жизнь

«Родители всегда ворчат: «Найди себе нормальную работу, возьмись за голову, зачем тебе все это надо». Но когда ты становишься каскадером, то уже не можешь без этого. Я свой путь выбрал. Даже когда я был «поломанным», выходил на площадку и просился хотя бы в гости прийти. Потому что мне просто крышу рвало, не мог я без этого. Даже когда у меня есть актерская работа, но не трюковая, мне уже тяжело. И если ты «не в профессии» или ты не каскадер, ты самозванец».

Поделиться статьей:
читайте также: